blackstonebite (blackstonebite) wrote,
blackstonebite
blackstonebite

Categories:

Мальтус улыбается из могилы, или сирийский демографический вулкан

PostSkriptum.me

Ничто не говорит в пользу того, что выживание Асада необходимо для Запада, соседей Сирии и даже для самих сирийцев. Более того, не существует никаких гарантий того, что Сирия, в ее нынешней конфигурации вообще жизнеспособна. И, несмотря на это, западная пресса продолжает чествовать "арабскую весну" и "триумф ближневосточной демократии". Голая правда заключается в том, что этот "марш к свободе" во многих частях региона более всего напоминает классический мальтузианский коллапс.



Среди второй волны мятежей, потрясших Ближний Восток и известных под собирательным наименованием "арабская весна", наиболее неожиданным и потрясающим воображение  сюрпризом для "аналитиков" и "геополитиков" стала Сирия. Большинство "специалистов" после Туниса, Ливии и Египта все еще говорили о некоем волшебном "иммунитете" , которым якобы обладает правящий режим именно этой страны.

На деле, упомянутые специалисты и геополитики на протяжении всей "арабской весны" попадали в одну и ту же ловушку – принимая статистику столицы за статистику периферии, принимая настроения столицы за настроения страны в целом. Лучшим примером является триумф исламистов на парламентских выборах в Египте. Все опросы предсказывали, что салафиты получат 5-10% голосов. И они, действительно их получили – но только в Каире. В провинции ими было получено 30 %, в некоторых округах – 50%.

Эта рутина ошибочных пророчеств в случае Сирии достигла гротескных масштабов – частично из-за ограничений, наложенных режимом на прессу, но, в большей степени, из-за периферийного характера самого мятежа.

Эскалация в Сирии не стала неожиданностью для любого человека, мало-мальски знакомого с составом населения страны и основными данными о демографии и климате в этом конкретном регионе. В длинном списке безнадежных экспериментов ближневосточного "национального строительства" Йемен, несомненно, занимает первое место. Вместе с тем, сирийская элита предприняла максимум усилий ради того, чтобы второе место навечно закрепилось за ней.

Семена нынешнего несчастья были посеяны давно. Некоторые относят их к 1956 году, когда глава отдела экономического анализа в министерстве планирования Юсеф Хелбауи, горя энтузиазмом, сообщил: "У контроля над рождаемостью нет никаких причин существовать в этой стране. Мальтус не найдет среди нас ни одного сторонника".

С тех пор Сирия живет в состоянии непрерывного демографического катаклизма. В начале 70-х режим настолько яро "строил нацию", что продажа и использование презервативов были официально запрещены. Результаты проявились практически сразу: к 1975 на каждую тысячу жителей Сирии приходилось 50 новорожденных. Хафез Асад удовлетворенно отметил, что "высокий уровень естественного прироста и внутренняя миграция стимулируют необходимые социо-экономические улучшения в рамках прогрессивного развития".

Только в последние годы сирийский режим начал задумываться о контроле над рождаемостью – но было слишком поздно – само по себе количество сирийцев, народившихся в 70-80-е годы, держит уровень рождаемости и воспроизводства населения на недосягаемых для других стран высотах. Несмотря на то, что в среднем сирийская женщина рожает около трех детей, само количество рожающих сирийских женщин все больше и больше раздувает демографический пузырь. Число молодых людей, вступающих на постоянно суживающийся рынок труда растет со скоростью 4% в год.

Давление постоянно растущей демографической пирамиды на экономику лишь усиливается из-за продолжающегося истощения природных ресурсов страны, прежде всего, нефти. В 2010 в Сирии добывалось 385 тысяч баррелей в день по сравнению с пиком производства в 1996 – 583 тысячи баррелей. При этом нефтяной сектор до сего дня является одним из основных наполнителей сирийского бюджета – за его счет в казну попадает около четверти всех поступлений.

Последний удар по Сирии был нанесен природой. Мальтус из своей могилы широко улыбался сирийским правителям, в то время как изменившиеся дождевые паттерны добивали сельское хозяйство страны. Результатом изменения климата стала продолжительная засуха по всему Ближнему Востоку, но особенно остро ее влияние ощущалось в Сирии. Сельское хозяйство остается одной из основных отраслей экономики, и за счет агарного сектора создается около 20% ВНП. Нехватка воды превратила некоторые сельские  районы в настоящие зоны бедствия. Деревни и поля оставлены, а трущобы вокруг сирийских городов разбухают за счет сотен тысяч "климатических беженцев".

Еще в 2009 году Международный Институт Рационального Развития указал на то, что падение уровня осадков и последовавший водный кризис привел к массовому исходу сельского населения. В 2007-2008 годах на севере Сирии были брошены жителями 160 деревень.  На востоке страны в период 2005-2010 годов племя Инези потеряло 85% скота из-за продолжительной засухи. В докладе ООН в 2010 году говорится, что более миллиона человек были вынуждены покинуть северо-восток страны, "поскольку крестьяне просто не могут заработать достаточно денег для самообеспечения".

Сирийский ВНП снижался на протяжении 80-х и стагнировал на протяжении 90-х. Этот тренд был на короткое время остановлен вместе с "либерализацией" 2000, но экономический ренессанс не вышел за пределы Дамаска и Алеппо. Относительное "процветание" , принесенное либерализацией, в любом случае распространилось неравномерно,  и его было попросту недостаточно для создания противовеса демографическому и социальному напряжению, копившемуся в таких провинциях, как Дераа и Дар эз-Заур. Неизбежно, напряжение стало выплескиваться из периферии в центр. Независимо от того, осознавал ли средний класс Дамаска и Алеппо весь риск создавшегося положения – а именно,  существования на краю проснувшегося вулкана, он не проявил никакого энтузиазма и не принял участия в "пожаротушении", в тот момент когда вулкан взорвался.

Периферийный характер сирийского мятежа делает задачу выживания  для Асада гораздо более сложным делом, чем, скажем, спасение режима аятолл в Иране от протестов городского среднего класса в 2009 году. При этом задача избавления страны от Асада – ничто по сравнению с ее выживанием в "послереволюционный"  период. Во многом сирийское восстание – мятеж бедняка и периферии против центра.

Следует обратить внимание на то, что сирийский бунт начался в бедуинской и малоразвитой провинции Дераа, и самого начала он характеризовался скорее необычной степенью мобилизации глубинки против центра.

Несмотря на то, что режим продолжает "успешно" держать центры больших городов, беспорядки не прекращаются в сельской местности. В отдаленных провинциях городки и деревни неоднократно переходили из рук  в руки – с отбытием основных армейских подразделений их немедленно заполняли мятежники. Режим явно не в состоянии сдержать географически широко распространившийся мятеж. Особо уязвимой оказалась энергетическая инфраструктура.

Очень много пишется и говорится о религиозной и общинной раздробленности в Сирии, и этническая конфигурация страны, действительно, является одной из самых сложных в регионе. И все же, даже если рассматривать проблему без учета всех религиозных меньшинств, только с точки зрения суннитского большинства, Сирия после Асада не будет ни единой, ни стабильной.

Как восстание бедняка, сирийский мятеж останется преимущественно суннитским ( и это подтверждают все отчеты о нем), и потому будет благословен участием наиболее отсталых и консервативных элементов общества.

Многие части Сирии чрезвычайно бедны, и, одновременно, сохраняют архаичную племенную структуру. Племенам в Дер эз-Заур официально разрешено носить оружие – для создания противовеса курдскому населению. Племена в Дераа и других провинциях также быстро милитаризуются.

Потенциал для внутренних конфликтов из-за ограниченных ресурсов страны остается громадным. Дер эз-Заур – беднейшая провинция Сирии. В то же время, именно там добывается 70% сирийской нефти. Если режим падет, племена потребуют "своей доли" в доходах от продажи нефти, бросив оставшуюся часть страны на милость саудовских "доноров". Альтернативой этому сценарию будет новый виток конфликта периферии против центра.

Ничто из вышесказанного не говорит в пользу того, что выживание Асада необходимо для Запада, соседей Сирии и даже для самих сирийцев. Более того, не существует никаких гарантий того, что Сирия, в ее нынешней конфигурации вообще жизнеспособна. И, несмотря на это, западная пресса продолжает чествовать "арабскую весну" и "триумф ближневосточной демократии". Голая правда заключается в том, что этот "марш к свободе" во многих частях региона более всего напоминает классический мальтузианский коллапс. Сирийский "иммунитет" к "арабской весне" прожил недолго, и те, кто надеется на "лучшее будущее" ожидающее Ближний Восток в результате процессов, которым мы являемся свидетелями, должны молиться за то, что когда это будущее настанет, Сирия все еще будет цепляться за жизнь.

Aymenn Javad al-Tamami, Oskar Svadkovsky  Demography is Destiny in Syria. The American Spectator 06.02.12

Материалы по новейшей истории Сирии и Ливана:

Асад продал Голанские высоты Израилю

Арабская Весна – дубль первый. Создание Арабского Бюро

Призраки Сайкса-Пико над “временным государством Сирия”

Почему Сирию хотят превратить в братскую могилу алавитов

Истоки и природа “алавитского заговора”

Когда китайские друзы завоюют Мекку и Иерусалим

Фатальная ненависть друзов к сирийскому президенту


С Асадом или без: Коллапс сирийского государства

Тайная война в Леванте и либидо друзской принцессы Асмахан


Иерусалим-Каир. Эмира Асмахан на дороге смерти


Три путча Хафеза Асада


Конституция Хафеза Асада. Как алавитов приняли в шииты


Три столпа идеологии БААС


Хафез Асад и Аллах

Легенда о золотом рыцаре. Как Сирия осталась без наследника

Башар Асад, халиф и фельдмаршал

После раскола: Россия будет содержать алавитское государство Асада в Латакии


Почему Сирия добивается фрагментации Турции

Анализ перспектив турецкой военной интервенции в Сирии




Tags: асад, демографический взрыв, сирия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments